Реформы Ивана IV

Одним из  важных вопросов истории русского народа является вопрос об Иване Грозном. Иван Грозный уже современникам казался  личностью  загадочной  и страшной:  «Превысочайшего во-истинну и преславнейша всех бывших,  славиму же от  конец
небес до конец их»,- пишет о нем дьяк Иван Тимофеев и добавляет:»… возненавиде грады земля своея … и всю землю державы своея,  яко секирою,  наполы некако рассече».  Такой же загадкой вошел Иван IV и в  историческую  науку.  Для  большинства историков это была психологическая проблема»;  интересовали сама личность Ивана Грозного и условия,  в  которых она  создавалась.  Перед  некоторыми историками даже вставал вопрос,  был ли Грозный нормален умственно.  Но уже в трудахСоловьева  и  Платонова были сделаны попытки подойти к этому вопросу иначе: они расценивали деятельность Ивана IV как момент  решительной схватки «государственного начала»,  вопло-
щенного этим грозным государем, с удельной стариной.
Н. П.  Павлов-Сильванский увидел в эпохе Грозного переходный момент от феодализма к сословной монархии,  а его выводы  легли в основу взглядов Н.  А.  Рожкова и М.  Н.  Покровского об эпохе Ивана IV.  Если  русская  историография  и «школа  Покровского»  не  сумели  научно разъяснить значение Ивана Грозного  в  русской  истории,  то  западноевропейские историки были в этом отношении совершенно бессильны;  в лучшем случае они повторяли выводы Соловьева,  Ключевского  или Платонова.
К источникам,  рассказывающим об эпохе  Ивана  IV,  относятся  записки  опричника Генриха Штадена,  вышедшие почти одновременно с русским переводом записок Таубе  и  Крузе;  к иностранным  источникам  относится  также  сказание Альберта Шлихтинга.  Не менее важны переписка Ивана Грозного с опричником  Василием  Грязным  и собрание актов времен опричнины.
Все эти публикации позволили заново осветить темные вопросы, связанные с реформой Ивана IV. Вопрос о необходимости коренного пересмотра оценки Ивана Грозного в нашей литературе был поднят Р.  Ю.  Виппером в его книге,  вышедшей в 1922 г.  Взяв на себя задачу  исторической реабилитации Ивана Грозного, Р. Ю. Виппер показал его как выдающегося государственного деятеля,  дипломата и стратега,  вполне  выдерживающего  сравнение  с  такими крупными историческими деятелями, как Петр Великий. Сила аргументации автора заключается в том, что он ставит Ивана IV в окружение государственных деятелей современной ему Западной Европы,  и на международном фоне московский самодержец вырастает в мощную, величественную фигуру. В государственной деятельности Ивана IV выделяются  два этапа: до опричнины и после неё. Основная часть реформ падает именно на первый период. Мы склонны придерживаться традиционной точки зрения,  что на резкую перемену реформаторской политики Ивана IV повлияло негативное отношение привилегированных слоёв  русского  общества  к его реформам плюс личная драма царя, связанная со смертью его жены Анастасии. Нам кажется, что  Иван IV был доведён до крайности опричнины разочарованием в природе человека,  который чаще думает о  себе, чем о  «государственной пользе».  Иван же ставил перед собой задачи улучшения Русского государства  не  только  в  высших слоях, но и на общенародном уровне, как ему казалось, хотя в работе больше прослеживается путь реформ  только  на  уровне высших сословий. Некоторые разночтения между основной частью и выводами связаны с тем,  что в работе преобладает формальный подход  к  исследованию  материала,  но мы знаем,  что в истории существуют вещи, стоящие выше фактов и часто носящие личный характер.  Именно  эти стороны исторического процесса дают возможность сделать вывод,  что  положительные  реформы 50-х годов продолжались бы,  если бы не натолкнулись на сопротивление русской аристократии и  не  трансформировались  в опричнину. Но с другой стороны,  реформы 50-х годов XVI века сыграли огромную положительную роль в истории Русского  государства.